Elena (nelenaa) wrote,
Elena
nelenaa

Про мужскую долю и роль в ней счастливого случая.

Сейчас ничего не пишется. Кризис.))
Отредактировала свой старый рассказик. Может кто его и помнит. Тогда кат можно не открывать.


Про мужскую долю и роль в ней счастливого случая

Все-таки, что ни говори, а в хороших руках мужчина расцветает.
Вот Юрик Прошкин, что жил в проулке на Гоголя, пока не перешел к Шурке, что на углу на Мира живет, был просто тьфу, а не мужчина.
Оно конечно, мужиком он все-таки считался. Но такой лядащий, такой незавидный с виду, что краше только в гроб.

Он, Юрасик то, до тридцати трех лет с матерью прожил.
Из Юрасиков так и не вылез: шейка тоненькая, грудь курячья, плечики востренькие и ноги как у журавля на взлете. Не идет, а пишет.
Оно т понятно почему-матерь его, лохудра эта, Венерка, грязнуля и пьянь была отменная. Упокой Господь ее душу!

По рождению, по национальности то есть, татаркой она была.
Ее батя Юрасиков с армии привез. С под Казани. Он там в армии служил. В стройбате.
Ну домой-то он письма слал, что в ракетном служит.
Мол в войсках, которые эти ракеты на Америку напускают.
Писал, что он мол как раз эти ракеты топливом и загружает. Вроде как кочегар. Только ракетный.
А когда они домой с Венеркой беременной вернулись, она то всем и выболтала, что он в кочегарке при той военчасти лопатой да углем заправлял.
Да и ей, Венерке, там, на угольной куче Юрасика то и заправил. Да.
Дело оно молодое.

Вот. И стали они жить в доме, что им бабка по отцу оставила по смерти своей.
Ага. Как раз Юрасик родился, а бабка то и померла.
Жалко бабку. Но правнука она все ж повидала.
А говорят кто до правнуков доживает, тому Царствие Небесное обеспечено автоматически. Повезло бабке.

А Венера то пьющая оказалась. Ну а какие же ж по котельным шляются? Думать то раньше надо было!
Опечалился молодой муж. Да и сам запил.
А чем в нашем городке то еще заниматься? Тем более что у него для этого все способности были. И дед пил, и отец.
Только быстро как-то он спекся. Уже года через три замерз по пьяни за автобусной остановкой недалеко от дома.

И остался Юрасик сиротой. При живой-то матери.
И все бы ничего, школа бы подняла, образовала, там родительский комитет даже ботинки раз в году бесплатно выписывал, только вот не рос Юрасик почему-то.
До девятого класса ходил метр к кепкой: ножки мааленькие, головочка с кулачок, личико как у мыши.
И на уроках все он без внимания.
Учительница Мари Васильевна жаловалась,- говоришь ему говоришь, объясняешь ему объясняешь, а он отвернется к окну, в носу покопается, козу вытянет и в рот...

Не кормила его Венерка что ли? Сама то коровищей разъелась, морда в живот переходит, зад от переда без опознавательной брошки не отличишь.
А в десятом как стал Юрасик расти!
Венерка говорила что шорох ночами слышала,- Юрка костями шуршит как растет во сне.
Его и в армию потому не взяли. Дистрофия говорят.
А Венерка и рада. На завод его устроила. Пусть денег зарабатывает!

И пошел Юрасик трудиться.
Вначале пошел на тяжелое. В горячие цеха нацелился. Там платили много. Ну так там и работать как конь надо!
А какой из Юрасика конь? Доходяга.
И зароптала бригада.
-Мы работаем, а он получает!
Пожалел Юрасика начальник. Послал учиться пацана на тракториста.
Там в цехах специальные такие трактора были, которые продукцию перевозили и штабелировали. Работали там вроде как белая кость.
И платят неплохо, и работа не у печи.
Вот и пошел Юрасик от предприятия. Стипендию то есть дали ему на время учебы.
А так бы Венерка то не отпустила, неет.
И выучился. Не сложное это дело оказалось. И работать стал. Даже с удовольствием.

Только вот девки на него еще долго не смотрели. Потому как не на что было.
Ни кожи, ни рожи.
И одеться опять же не умел он. Даже когда уже зарабатывать сам начал, ходил как бомж оборванный.
Венерка ж татаркой была. У них, говорят, там на счет помыться и постирать не очень-то.
Помните нам в школе всем рассказывали что раньше татарин два раза в году мылся, когда реку весной и осенью с отарой на новые пастбища переходил.
Вот и Юрасик так же.

Еще же и дом свой, частный-не квартира казенная.
Воды надо на колонку с ведром сходить. Много не набегаешься.
Хотя на заводе баня была, эт точно. О трудящихся думали.
Через день топили. Мойся-не хочу.
Юрасик не хотел.
И так он до тридцати с лишни годков и протянул.
Пока и Венерка не померла.
Давление ее доконало. Вместо лекарств то она водкой лечилась.
Вот и долечилась.
Оставила Юрасика одного.

А как одному? И скучно. И спиться он побаивался.
Да тут, славатехосподя, случай подвернулся.
Можно сказать счастливый случай, судьбоносный.
Каптерка, в которой обитали заводские трактористы, находилась дверь в дверь с мужским цеховым туалетом.
С одной стороны, очень удобно.
С другой стороны, долго в перекурах не высидишь.
Запах такой, что переоделся в робу, и на свежий воздух, трудиться.
А женского туалета в цехе то и не было.
Женщин не было. И туалет тот без надобности.

То есть женщины то конечно были.
Но они работали не в самом цехе.
Табельщицы, нормировщицы, экономистки, все сидели на два этажа выше. Технических этажа. Высоких. Считай четыре. По винтовой железной лестнице.
И там, на верхотуре, все у них конечно ж было, а как же.

Итак, про случай.
Работала в цеху у них табельщицей девушка степенная и рассудительная. Шуркой звали. Александрой Козорезовой.
Ничего себе девка. Ладная.
Именно поэтому Юрасик даже смотреть в ее сторону не смел. Где он и где эта Шурка!
И вот сидит как-то наш Юра в каптерке и вдруг слышит как в туалете как-будто бьется кто-то об дверь всем телом.
И поскуливает жалобно.
Подошел. Прислушался.
А там уже рыдания слышатся.
"Кто тут?"- спрашивает.
А за дверью жалобный Шуркин голос отвечает:" Откройте, дяденька! Я не нарочно сюда зашла! Не дотерпеть мне было до женского! Высокооо!" И рыдать...
Дернул Юрасик дверь, а она открыта.
Бедная Шурка так переживала-волновалась, зайдя в мужской туалет, что дверь, открывавшуюся внутрь пыталась открыть наружу.
И запаниковала...

Так Юрасик стал спасителем-от позора избавителем.
И пошел Шурку после работы провожать. Осмелился.
И влюбился.
От чувств тех неожиданно поумнел, стал почаще в баню ходить, после работы шею стал мыть перед свиданием и рубахи стирать чаще.
Так и женился.
Ну не сразу, конечно, женился.
Вначале просто к Шурке переехал.
Ему Шуркина мать испытательный срок назначила.
Поживи, говорит, мы к тебе присмотримся. Они же с дочкой вдвоем в квартире то жили.
Хорошая у них, трехкомнатная, в новом доме из силиката, ну на углу Мира, помните?
Так Юрик испытательный срок даже раньше прошел.
В смысле, его Шуркина мать быстрее на роль мужа утвердила.
Опять же случай помог.
Прям везло парню!

В ту зиму как он переехал, морозы очень сильные были.
Как затеялось, морозит и морозит без оттепелей которую неделю.
А Шуркина мать покуривала.
Не то что бы смолила паровозом.
Нет, культурно. В квартире не дымила. На улицу выходила.
А тут мороз. Вечером это ж как себя не любить надо, что бы на улицу идти!
Вот она и открыла в туалете форточку, покурила, проветрила да и забыла на ночь закрыть.
А утром, сами понимаете.
Катастрофа. Толчок замерз и раскололся.

Вот тут-то недавно поселившийся на испытательный срок Юрасик и спроворил.
Привлек в помощь другана с работы, и через день сортир функционировал как новый.
Летом они с Шуркой и расписались.
А хорошеть и поправляться Юрасик начал еще до лета.
Теща, проникнувшись к зятю уважением, у плиты старалась и даже на работу Юрасику банки с харчом оформляла.
И Юрасик, отогревшись душой, во всю старался для любимой жены и тещи.
Прервал вековую традицию. Нарушил завет отцов и дедов.
Не пил.
Даже в рот не брал.
А когда еще и дети родились, как по писаному, вначале парень, потом девка, так вообще в ту хмельную сторону и не оглядывался.
Жил как в песне- все в радость!

Поэтому когда лет через пять одноклассники Юрасика собрались на двадцатилетие окончания школы, а многие поразъехались по другим городам, то всех приятно удивил огромный стенд, стоящий на дороге перед въездом в городок.
На пятачке разворота, у центральной заводской проходной высился портрет Юрасика, широко улыбавшегося из кабины трактора.
И надпись крупными буквами:
" Прошкин Юрий Андреевич-лучший тракторист Завода Строительного Фаянса. На них ровняется наш город!"
Вот и попробуй тут поспорить с вышеизложенным тезисом.
Все верно!
В руках дело. В хороших руках.
Юрасик наш тому пример.
Извините, Юрий Андреевич.

Tags: графоманство, сказки на ночь, трололо, тырбыр, чукча-пмсатель
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments