Elena (nelenaa) wrote,
Elena
nelenaa

ЗАМОК КЭРИ: ПРОБУЖДЕНИЕ ПРИНЦЕССЫ (НАЧАЛО)

какой же замечательный текст!
читаю сейчас этот журнал, начитаться не могу.
жалко пишет автор редко))

Оригинал взят у estranic в ЗАМОК КЭРИ: ПРОБУЖДЕНИЕ ПРИНЦЕССЫ (НАЧАЛО)
Ворота замка обычно открывались на рассвете, с первыми лучами, но на этот раз утро выдалось пасмурным. Низкие облака презрительно поплёвывали мелким дождём в собравшихся на перед воротами пейзан. Как подсказывал собравшимся весь их жизненный опыт, подобное освещение при подобной же погоде в Уэльсе могло означать практически любое время суток. Да и любое время года заодно. Наконец вдали засигналила недоеная корова и изрядно отсыревшие пейзане принялись сосредоточено долбить в ворота подручными предметами.

Долбили долго. Накануне в свежепостроенный замок прибыл с кратким алкоголическим визитом Джеральд Виндзорский, смотритель другого – Пемброкширского - замка, чей предприимчивый папик в годы шебутной молодости завоевал половину Британщины под предводительством самого Вильгельма Завоевателя. Вместе с Джеральдом в замок прибыла его супруга, уэльская принцесса Нест, а также разнообразный алкоголь в совершенно непристойных количествах. Последовали приличиствующие моменту возлияния торжества, по результатам которых любой утренний шум в замке был, мягко говоря, неуместен.

Наконец в монументальных воротах со скрипом открылся глазок и голос, полный одновременно страдания и достоинства, произнёс изнутри:
- Здравствуйте, вы постучали в замок Кэри. После сигнала алебардой оставьте свои подношения под дверью и отправляйтесь в Галифакс.

4.jpg


Последовала продолжительная пауза. Потом изнутри ворот послышался деликатный металлический скрежет. Пейзане озадаченно переглянулись. Наконец староста с опаской замахнулся посохом на ворота.

- Ладно, что у вас там? – приникший к глазку дворецкий Джеймс накануне исполнял обязанности виночерпия, потому поутру был незначительно, но все же вертикальнее других обитателей замка. И намного, намного несчастнее.

- Дань мы принесли, ваше сиятельство. Меха вот: волк, белка, норка...
- Норка у них, - прошептал Джеймс, с трудом отрываясь от глазка и придерживаясь за засов. – Норкоманы штоле? Вон и белочка, говорят, тоже с ними...

Между тем, именно в этот непростой день замку Кэри предстояло войти в историю.

23.jpg

Пусть вас не обманывает музейный вид этих руин: энтузиасты рукоприкладных межличностных отношений потрошили здесь друг друга задолго до начала юлианского календаря. После самого первого, доисторического, укрепленного земляного вала на этом месте последовательно возвышались: кельтский форт, норманская крепость, усадьба времён британской бабы Лизы, казармы войск Кромвеля времён Гражданской войны и классический замок эпохи Романтизма. Причём вид зданий - что в профиль, что в анфас - всё это время не особенно и менялся. Так, мебель передвинули, евроремонт на чердаке, новый освежитель в туалет - и добро пожаловать, Ваше Кельтское Величество. При подходе к замку действительно возвышается огромный, покрытый традиционной резьбой мемориальный крест в честь кельтского владыки 11 века. Исследователи утверждают, что крест был предположительно установлен в 1035 году в честь Maredydd, сына Эдвина, правителя значительной части Уэльса, а значит, замок вполне мог быть королевской резиденцией ещё того, донорманского времени.

3.jpg

Первый замок Кэри был возведен на месте древнего земляного форта все тем же Джеральдом Виндзорским. Как и все свежевылупившиеся замки той эпохи, Кэри родился массивной каменной башней с пристройками, остальные тесные сооружения вокруг крошечного плаца во дворе, а также крепостная стена были деревянными. С двух сторон замок до сих пор защищает водная преграда в виде запруды, наполняемой приливами и мелкой речкой Кэри. Если верить археологам, то во времена Джеральда в скалистой породе вокруг замка был также выдолблен ров, сразу за деревянной наружной стеной. Когда те же археологи раскопали остатки сторожки возле замка, то выяснилось, что до 16 века к замку не было нормальной мощёной дороги: как сами владельцы замка так и приносившие белочек пейзане ничтоже сумняшеся месили грязюку.

Сразу за внешней стеной некогда располагались кузница, пекарня, конюшня и прочие полезные хозяйственные пристройки, труженики которых обеспечивали нехитрые потребности обитателей замка. К сожалению, подразделения армии Кромвеля, посетившие замок с кратким дизайнерским визитом в середине 16 века в рамках Гражданской Войны, сочли, что излишний уют, получаемый обитателями замка от использования внешних пристроек, не соответствует новым аскетическим направлениям в архитектуре - и креативно сожгли все пристройки, причём вместе со стеной и сторожкой.

19.jpg

За внешней стеной и пристройками располагались, собственно, каменные крепостные стены с каменной же двухэтажной сторожкой. Возле сторожки ещё можно заметить остатки равелина времён все той же Гражданской Войны. Равелины - V-образные укрепления, располагавшиеся с внешней стороны стены, - появились только в начале 16 века, поэтому само наличие этого архитектурного элемента в замке означало, что замку придавалось немалое стратегическое значение. Ворота внутренней сторожки запирались на три массивных засова. Несмотря на разрушения Гражданской Войны, гнезда засовов ещё сохранились на внутренней стороне сторожки. Там же можно рассмотреть широкую щель для металлической решётки, которую опускали как последнее средство для укрепления ворот и засовов. Бойницы и дыры-убийцы довершали гостеприимную картину того, с чем пришлось бы иметь дело любому недружелюбному посетителю замка.

7.jpg

Среди множества историй героических подвигов, кровавых битв, коварных предательств и прочих евроремонтов замок Кэри хранит одну особенную, пронзительную историю - о жизни принцессы Нест, Елены Прекрасной из Уэльса, жены Джеральда Виндзорского и основательницы знаменитого рода Фицджеральдов. О ней, собственно, и мой рассказ.

Елена (Хелен) Нест родилась около 1085 года и была единственной законной (это важно, ибо незаконных никто не считал) дочерью Риса ап Теудура, последнего владыки Дехубарта в Уэльсе. Сам Рис происходил из великой династии множества королей, ведь Теудур при переводе с уэльского звучит как Тюдор, а при звуках этого имени на ум сразу (а иногда, в зависимости от шустрости и вместительности ума, поочерёдно) приходят:
- Генрих VII, победивший Ричарда "Полцарства-за-коня" III и завершивший Войну Алой И Белой Розы;
- Одиозный Генрих VIII, основавший англиканскую церковь в борьбе за свободу собственного необузданного промискуитета, которого (Генриха, а не промискуитет) англичане до сих пор считают вторым по значимости - после Черчилля - правителем Англии всех времён;
- Невероятно талантливая Елизавета I, при которой в Англии наступил "золотой век" и с которой до сих пор соревнуется и берёт пример Елизавета II, нынешняя британская королева.

Папенька принцессы Нест, как и все его предшественники, характер имел буйный, зюйдический и, в полном соответствии с любой из линий современных ему Игр Престолов, погиб в 1093 году изрядно насильственной смертью в битве с французскими норкоманнами, которые к тому моменту уже правили всей Англией и постепенно завоёвывали Уэльс. Хотя Рис был преданным слугой Вильгельма Завоевателя - того самого, который и установил в Англии французское иго (продолжающееся, чего уж тут, до сегодняшнего дня), - с приемниками Вильгельма отношения у него, как мы видим, не сложились. Вместе с Рисом пало и "последнее из королевств бриттов", после чего норкоманны быстренько прибрали к рукам весь Южный Уэльс. Трёх сыновей Риса вскоре постигла участь отца и только самого младшего, Груффида, верные придворные успели переправить в Ирландию. Принцессу Нест же тогдашний монарх Вильгельм II ненавязчиво пригласил пожить при дворе. В то время ещё не знали выражения "легитимизация власти", но уже догадывались, что любая принцесса может со временем стать полезной в королевском хозяйстве штуковиной. Самой Нест на тот момент было всего 8 лет, поэтому она быстро собрала все свои фантики от жувачек и коллекцию "Моих маленьких пони" и молча переехала в королевскую резиденцию.

18.jpg

Долгие годы никто при дворе не обращал внимания на маленькую сироту Нест. Целыми днями одинокой тенью бродила она по коридорам королевского замка, крепко прижимая к всё растущей груди любимую пони Флатершай. И только молодой королевский повар, не понаслышке знавший о трудностях становления личности в период раннего пубертата, от всей души жалел бедную принцессу и периодически приглашал ее к себе на кухню - помочиться в королевское пиво. Вкусовые данные напитка от этого не страдали, зато так зародились основы гастрономической психотерапии. Но шли годы, Нест всё росла и в какой-то момент судьба все-таки повернулась к нашей принцессе, скажем так, передом.

Это сегодня британские монархи и их отпрыски лицемерно ходят с застёгнутыми ширинками. А в то время монарший писюн в большинстве европейских стран находился в режиме непрерывного беспорядочного самонаведения, от чего при дворе многих правителей потенциальные наследники лезли, как тараканы, из всех щелей. И всевозможных принцесс при дворах, соответственно, тоже было как собак: никто их не считал и не даже не выгуливал. Однако именно Нест повезло из обычной девочки вырости в удивительную красавицу. Поэтому, стоило маленькой принцессе слегка подрасти и округлиться, как на неё тут же положил глаз - а вскоре и прочие органы - младший сын Вильгельма Завоевателя и брат Вильгельма II, будущий король Англии Генрих I Боклерк.

Чем дальше за пределы дворца распространялась слава о красоте Нест и чем больше ширился круг её поклонников, тем очевидней становилось королю, что настало время пристроить новую фаворитку брата к делу. Причём, учитывая её происхождение, пристраивать её было желательно подальше от эпицентра политических событий. Поэтому где-то после 1097 года король отдал малолетнюю красавицу Нест за Джеральда ФицВальтера Виндзорского, способного в хозяйственных делах констебля Пембрукского замка, храброго рыцаря и верного королевского соратника - причём всё это был один и тот же человек. Поскольку сама Нест была родом практически из Пембрукшира, то окрестные земли, и без того контролировавшиеся Джеральдом, внезапно стали принадлежать ему в качестве приданного. Врядли благородный рыцарь заметил разницу в смене статуса своих владений, но мы же помним - легитимизация власти в те времена уже была не пустым звуком.

Среди прочих хозяйственных талантов Джеральда числился дар замкостроительства и первым детищем молодожёна стал новорожденный замок Кэри - в котором мы с вами Джеральда и застали. К Великому сожалению замковладельца, огуречный рассол был изобретён значительно позже замкостроительства, поэтому подробнее про нашего героя я расскажу чуть позже, когда он слегка протрезвеет.

5.jpg

Тем временем дворецкий Джеймс, пошатываясь под тяжестью норкоманских даров, поднимался вот по этой лестнице замка с докладом.

6.jpg

Никто в замке толком не помнил, откуда взялся Джеймс. Но поскольку он долгие годы успешно совмещал должности дворецкого, горничной и придворного поэта, работая фактически даром, за кров и еду, то никто не требовал у добровольного раба рекомендаций и посещения ежегодных курсов повышения квалификации. Нынешний владелец замка широко прославился за невероятную отвагу в бою и за столь же безудержное жлобство в быту - другие черты характера в него просто не поместились по причине коренастого телосложения. Поэтому в замке всегда был абсолютный минимум обслуги и любые совмещенцы благородного скупердяя Джеральда более чем устраивали.

Перед дверью в хозяйские покои Джеймс остановился и аккуратно надел принесённый с собой джеральдов шлем. Из-за двери раздавался ХРАП с большой буквы ХP. Будить хозяина по утрам и пИсать на оголенную электропроводку - Джеймс попробовал вспомнить, что из этих двух занятий нравилось ему меньше. Вместо этого он вспомнил, что электричество пока все равно не изобрели, и решительно поскрёбся в дверь. Храп из-за двери не утратил громкости, зато приобрёл отчётливо угрожающие интонации. Не зря старинная английская поговорка гласит: "Где утром в гостях белочка, туда вечером зайдёт и песец". День определённо обещал быть томным.

21.jpg

Джеймс постепенно становился из пунцового багровым - от натуги. Разбуженый спозаранку Джеральд, ничтоже сумняшеся, приказал вздернуть дворецкого кверху ногами - в рамках профилактики ранних побудок - после чего завалился досыпать. В указании почтенного рыцаря была одна незначительная проблема технического характера, а именно: в такую рань в замке не оставалось никакой другой прямоходящей обслуги. Но исполнительного Джеймса не пугали мелкие трудности, поэтому уже второй час он, перекинув веревку через перекладину флагштока, пытался подвесить за ноги самого себя.

10.jpg

Ближе к полудню доблестный рыцарь, умытый и выспавшийся, неторопливо выпал на крыльцо. Зрелище возле флагштока посреди плаца сразу привлекло его внимание. В глубине души Джеральд всегда был добрым человеком и любил помогать людям, как учил его партийный рыцарский кодекс. Понаблюдав пару минут за мучениями незадачливого поэта, рыцарь решительно зашагал к флагштоку.

- Давай, чтоли, помогу, - Джеральд решительно ухватился за конец веревки и одним мощным движением вздернул дворецкого вверх тормашками. - Ну что, так лучше?
- Премного благодарен, Ваше Сиятельство, - благодарно забормотал стремительно багровеющий Джеймс, слегка раскачиваясь в такт порывам ледяного весеннего ветра, - Так намного лучше. Сам-то я бы до вечера провозился.
- Ничего, не благодари, потом отработаешь. Джеральд добродушно ткнул верного слугу кулаком в бок, отчего дворецкий стал раскачиваться кругами. Осознание доброго поступка добавило нашему рыцарю бодрости и он решил начать свершения нового дня в парадной зале замка (на фото ниже).

Нас вечер догнал средь болотных низин,
Нам будущее стало мутно.
И если ещё мы тут потормозим,
То нас тут догонит и утро.
- пробормотал поэт вслед рыцарю и попытался представить, что его, покачиваясь, несёт на крыльях муза, которая просто очень неудачно ухватилась.

Хозяйке на заметку: если в вашей жизни внезапно возникла длительная и неотвратимая необходимость висеть вверх ногами, не забудьте заранее сделать несколько аккуратных надрезов на голове. Ведь смерть от кровопотери гораздо приятнее и эстетичнее, чем от кровоилияния в мозг.

11.jpg

Как внезапно и неожиданно получилось (а, как известно, многое из неожиданного получается внезапно), моё повествование о замке Кэри и принцессе Нест не влезло в один пост. Поэтому часть вторая и последняя будет послезавтра, а пока тре-пищите в предвкушении новых леденящих тушу подробностей и перепощивайте часть первую, не прозябать же ей тут в безвестности.

Кроме того, совсем недавно меня укусил бешенный инстаграм, так что теперь я умеренно-неистово присутствую и там, бобро пожаловать, ник тот же. Смотреть там картинки можно и не имея своего какаунта, а зарабатываемые на этом желчь и презрение к прямоходящим радость жизни и веру в человечество можно сцеживать сюда.

Всегда ваш,

Джеймс Ник


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments