February 20th, 2014

История одной фотки.

Это фото сделал мой папа. Когда пришел с работы и смог усадить всех перед объективом.
Начали то мы гораздо раньше. Судя по тому что Ленка Соловьева ( верхний ряд крайняя справа) и Танька Киселева ( нижний, крайняя слева) в школьных формах, то сразу после школы.
Я, Ирка Тимохина и Нелька ( фамилию забыла) те, что нижний ряд слева на право, успели переодеться в вечение платья. Еще и Ленка Желенина ( верхний ряд крайняя слева) в белую кофточку приоделась, хотя и жила от нас через улицу.
В руках у меня бумажный гладиолус. В вазе маминой болтался, в сиреневой прозрачной, что в центре стола стояла. Мы ее только что благополучно кокнули, не получив от мамы нагоняя. У нее уже сил не осталось.
На голове у меня бант, призванный завуалировать пострижение мной накануне восхитительной челки. Очень мне, подрастающей звезде класса, нужна была эта челка. Сей экспириенс я произвела вопреки( сыны мои, когда я вам буду рассказывать о том какой я была послушной и воздушной-не верьте!)) мольбам мамы оставить все как есть. Старыми швейными ножницами, которыми пользовались дома для всего: от обрезания рыбьих плавников, до постригания ногтей. какое ж раньше было качество!
Благодаря папиному таланту фотографа тут не видно, что глаза у меня зареванные, ибо я уже подралась с Ленкой Соловьевой. Мы с ней были заклятые друзья и всегда дрались. Но у нее было предо мной преимущество-брат Сережка ( верхний ряд второй слева). Поэтому бита всегда бывала я. Оттого и зареванная.
Передние зубы, кстати, тоже отсутствовали. Губы сжаты плотно по этой причине.
Лицо у Ленки на фото напряженное и непреступное. Дать сдачи она всегда любила. Дружили мы не на шутку.))
Кудрявая малышка, обнимающая Ленку рукой-моя двоюродная сестра Надя. В настоящий момент успешная мать двоих красавиц-дочерей, а тогда малюсенькая бояшка всего: валенок, щенков, воздушных шаров и котят.
Про Таньку Киселеву мало чего помню. Только то, что бабушка у нее была народныя целительница, настоящая и взаправдашняя, не то что сейчас. И то что я от нее вшами следующим летом заразилась и меня обливали керосином и вычесывали с повышенной жестокостью, ибо после керосина мои волосики приобрели сухость и способность к вечеру сваливаться до колтунов как у бродячей кошки.
Мама решила отпраздновать мое восьмилетие похоже тогда еще не пережила всех иллюзий, раз позволила пригласить такую кодлу в крохотную нашу квартирку.
Что с нами делать было не совсем ясно.
Поначалу все дружно бегали друг за другом. Потом все лезли на табуретку и читали стихи. Потом мы с Ленкой показательно дрались. А потом пришел папа, всех угомонил и сфотографировал.


А потом!
А потом гвоздем программы было до сель невиданное у нас угощение- пирожные корзиночка с кремом в виде маленьких грибочков с зеленым листиком.
Мама купила их в недавно открывшейся кулинарии при заводской столовой.
И каждому на этой фотке досталось по прекрасному маргариновому шедевру. Конечно же после того как все съели по котлете с пюрешкой.
Из всех нас только богатая Нелька ( она вскорости уехала с родителями жить в Москву, тех по ошибке распределили в наше захолустье после московского вуза) уже когда-то ела такие пирожные.
Для остальных это было событием.

Collapse )

Про политическую ситуацию.

Муж с сыном сидят в новостных сайтах и обсуждают украинские события.
Я время от времени вскрикиваю " ужос ужос!" и зажмуриваю ум чтоб не начать об этом думать всерьез.
Извините меня, дорогие френды, за то что пощу всякую белиберду, когда война катит в глаза нашим людям и нашей стране угрожает самый страшный кошмар всех дней, времен и народов. ВОЙНА!
Я сознательно написала "нашим людям", так как, по старости своей, не делю нас на русских, украинцев и белорусов.
Для меня, пожилой пионэрки, мы так и остались " новая общность Советский Народ", как это не грустно сейчас звучит.
И то что происходит сейчас "мой слабый ум постичь не в состоянЬи". А могу только Рабой Любви плакать:" господа, вы звери!"
Аnna Sever в своем блоге сказала то, что я просто не успела сказать:
"тут, в фб, что бы ни случилось в мире (хорошее - плохое - неважно), первыми реагируют восторженные истерички (любого пола), потом рубаки-парни (любого пола), потом приходят жевать свои галстуки пикейные жилеты и жуют их еще недели две под неумолчный хор первых и вторых.
И только ослики Иа-Иа, тяжело вздыхая, грустно ищут свой хвост в этой толпе.
Я тоже ослик Иа-Иа, да."
Посему извиняюсь перед всеми. И перед теми кто за. И перед теми кто против. Увы.