Elena (nelenaa) wrote,
Elena
nelenaa

Очередной рассказ на Проза. Ру.


http://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl


Все совпадения вымышлены.
Все имена случайны.


Цилина мама, Виктория, долго не решалась узаконить свои отношения с мужем Иваном.Так как Цилина бабушка, красавица и умница, матриарх и руководитель всего их бабского семейного клана Огинских с красивым именем Аглая, и слушать не хотела о каком-то Иване Кутюшевом.Каким бы расхорошим он не был.
И только рождение первой внучки примирило ее с неизбежным. Все-таки девочка. Можно будет дать нормальное имя, выдать побыстрее замуж и забыть это "Кутюшева" как страшный сон.
Девочку назвали Таисия. Бабушка настояла. Мать с отцом попытались возразить что дворовые дети будут дразнить Таськой. Но матриарх высокомерно заметила что девушке с таким именем нечего делать с дворовыми. Таисия. Тайна. И будьте любезны соответствовать.
Через полтора года бабка опять было забеспокоилась, так как новый младенец оказался на подходе. И снова все закончилось благополучно. Опять девочка. На сей раз Люция. Прекрасное имя! Нежное и благозвучное. Вот только Кутюшева... Ну да ничего,школу закончит и замуж.
Конечно же во дворе Люция превратилась в Цильку, а Таисия в Таську.
И никакая бабушка не указ.
Таська оказалась в папашину родню и , не мудрствуя лукаво, благо Аглая уже благополучно почила и лежала на городском кладбище на предварительно ею же выбранном и выкупленном месте, вышла замуж за рыжего долговязого парня по фамилии Байда. И первые три с половиной года после замужества плотно занялась производстом одинаковых с лица рыжих пацанов. В именах не перебирала. Иван,Петр и Василий.
Циля же наказ бабкин почему-то очень запомнила. Фамилии своей стеснялась. Окончания школы ждала как освобождения. И не только от ненавистной фамилии.
Хоть нрав,или норов, Циля взяла от Огинских( никто не знает откуда в Клинской области взялась такая аристократическая редкость), но в остальном генетика девушку подвела. Интеллект клинских Кутюшевых вытеснил в Цилиной голове все дворянские хромосомы и аристократические ДНК. Учиться Циля не могла и не любила. И школу воспринимала как препятствие, котрую она,со свойственной ей спортивной настойчивостью, благополучно и преодолела.
Несмотря на бабкины надежды на нежное имя,Люция была не то что лишена этой нежности, а считала ее излишней в современном мире. Мире,где все должно происходить быстро,энергично. Где все надо успеть,преодолев и покорив. Циля была молода,хороша собой,любила спорт,походы и горные восхождения.
А еще Циля любила спортивных парней. На фамилию она,конечно же,смотрела. Но если благозвучную фамилию носил не спортивный мужчина, то он становился для нее прозрачно-невидимым. И не вопринимался не только как мужчина, но и как физический объект.
Поэтому первое, что сделала Циля как совершеннолетняя дама, благополучно закончившая десятилетку, это сходила в поход на Кавказ и вышла замуж.
Сходила в поход и вышла замуж можно было бы писать слитно и одной строкой. Так как в Цилиной голове это слилось в одно сплошное событие, непрерывное и скоропалительное.
Она лишь помнила , как вошла в поезд в толпе таких же как она,обвешанных рюкзаками и палатками. Помнила как вечером в купе светлокудрый красавец,склонив голову к гитаре, пел,глядя ей в глаза про солнышко лесное. Как стояли они, взявшись за руки и любуясь снежными шапками гор...
Про фамилию его Циля вспомнила спросить когда было уже поздно.
Так Циля стала Люцией Ивановной Головешкиной.
Через пару месяцев выяснилось что Паша Головешкин работать категорически не может и не хочет. И что спустя неделю ему надо с парнями сгонять в Карелию на лыжах и беременной Циле за ним не поспеть. Циля обиделась,подала на развод и вернула себе фамилию Кутюшева. Паша не возражал.
Родившуюся вскоре девочку Циля назвала Светочкой. Хотя имя это и спорило немного с фамилией, но все же помним,- закончит школу, выйдет замуж...
Родители вновь взяли Цилю на содержание. А растить Светочку помогала Таисия. Тем более что жить им с Цилей пришлось в одной,хоть и трехкомнатной квартире, оставленной в наследство внучкам аристократической бабкой. Земля ей пухом!
Рыжие братья Байда девочку не обижали, Таисия любила как свою, и Циля снова собралась в поход.
Походники ее поймут. Кто один раз познал сладость восхождения(а Циля познала сладостей аж сразу две, плюсом любовь), тот уже навсегда заболевал этой наркотической тягой.
Как горный гималайский гусь, который каждый год преодолевает горную гряду на высоте 6000 метров, влекомый неодолимой тягой, стремилась Циля в высь новых приключений.
Новое восхождение, новые люди, новые впечатления!
Всем известно,что на высоте 5,5 тыс. метров атмосферное давление и содержание кислорода в воздухе падает вдвое. Без предварительной и долгой акклиматизации человек не выдержит и пары часов.
Так высоко в этот раз Циля не собиралась, но условия все же были экстремальными.
Наверное поэтому Циля в первую же ночевку на горе оказалась в спальнике руководителя экспедиции. Дубак был такой, что фамилия Синяк, котрую гордо носил молодой и бесшабашный,мускулистый и пахнущий лошадью руководитель, не отпугнула одетую в куртку на гусином пуху, но тем не менее страшно замерзшую Цилю.
Когда спустились в лагерь у подножия горы,оказалось ,что Синяк женат.
И обмороженная Синяк-жена, ожидает его на каком-то там перевале.
"Пронесло!"- облегченно решила Циля, вспомнив про бабкины мечты о смене фамилии.
И напросилась в следующую экспедицию.
А по приезде домой, Цилю встетила подросшая Светочка, которая пряталась от Цилиных объятий за Таисину юбку и называла тетей.
И в Цилиной спальне обосновались кроватки рыжих братьев.
-А куда я их дену? Вон Светочка одна спать боится,с собой ее ложу.
И Циля вернулась к матери. Без девочки.
"Не отдам!"-сказала сестра. Циля не возражала.
Восхождения восхождениями, но ведь надо же где-то работать и как-то себя содержать!
И Циля затосковала. Мысль встать за прилавок или сесть за бухгалтерский стол наводила такую тоску, что когда Таисия многозначительно намекнула , что в субботу к ним на обед придет неженатый друг ее рыжего Байды, Циля покорным голосом поинтересовалась:"А как его фамилия?"
Фамилия была более чем зачетная. В случае оформления контракта,то есть брака, бабка бы ликующе подпрыгнула в своем гробу.
Федька Троекуров работал с Байдой напарником. Дальнобойщик-прекрасная профессия для мужа! Таисия не могла нарадоваться. Неделями мужа дома не бывало. Прям как за капитана дальнего плавания выйти!
Чистота-красота! Ни стирки,ни готовки! Пацанов в Мак Дак отправишь,Светочке каши сваришь и все дела. А зарплату Байда приносил регулярно. И не маленькую.
Так что выбора у Цили не оставалось. Она надела красное платье мини и туфли на каблуках, нарисовала на голове лицо, взбила гнездом короткие непокорные волосы и пошла сдаваться судьбе.
Когда тощий Федька сел за стол напртив Цили, он первым делом сообщил ей о том, что является собственником однокомнатной квартиры на улице Лесная и машины Жигули пятая модель, хлопнул водки за приятное знакомство, закусил холодцом и выразительно,с многоточием уставился на Цилину грудь.
Так Циля стала Троекуровой.
Полгода Циля честно сидела в однокомнатной квартире на улице Лесная и даже иногда к Федькиному возвращению из рейса варила борщ.
В принципе, Федьке этот борщ не так уж был и нужен. Ему его никто никогда не варил и привыкать ему к жизни такой было некогда.
Уже того что дома его ждет живая душа, с грудью и молодой попой, было для него вполне достаточно. Он купил Циле огромный плазменный телевизор,что б не скучала в разлуке,и был абсолютно семейной жизнью доволен.
Ему и невдомек было что в душе жены " лавины идут одна за одной и за камнепадом ревет камнепад"...
По субботам они ходили в "гости к дочке". Светочка кружилась в новой юбочке и потешно пела про кузнечика,залезая на табурет. А потом все,выпив намного, пели про то что " лучше гор могут быть только горы,которых еще не видал"...
Таисия чувствовала себя Пигмалионом, сотворившим счастье любимой сестры и оттого сама была на седьмом небе.
А потом старые знакомые позвали Цилю в экспедицию. В Индию. В Гималаи. А Федька как раз в это время надолго уходил в рейс. И отпустил. А че, пусть развеется! Тоже ведь человек!
Циля чуствовала себя Дюймовочкой, которую старый крот отпустил в последний раз посмотреть на солнце!
Она очень быстро собралась и через два дня уже летела в самолете, не успев даже забежать на прощание поцеловать Светочку.
В кармашке кресла напротив Циля нашла журнал со статьей о гималайских гусях.
"Горные гуси и раньше считались птицами весьма высокого полёта, но всё же они сумели преподнести учёным ещё пару сюрпризов: оказалось, что пернатые преодолевают растянувшиеся на тысячи километров горные хребты за один присест. Полёт, причём беспосадочный, на высоте в 6 000 метров занимает у них около восьми часов."
Цилин самолет летел чуть дольше. Около девяти.
А на выходе в аэропорту ее встретил тот, у кого она долго даже не смела спросить про фамилию. Ага.Руководитель экспедиции. Индиец, стажировавшийся в Москве в Академии туризма и создававший свой турбизнес в Индии.
И опять было холодно на восхождении. И гусиный пух куртки и спальника не мог согреть без объятий. И опять двое стояли, взявшись за руки, любуясь снежными вершинами...
Когда Федька вернулся из рейса, Цили дома не оказалось. Задерживалась.
Но и когда вернулся из следующего,тоже не было.
Прибежала Таисия и,пряча глаза,рассказала что сестра остается в Индии. Насовсем. Федька продал телевизор и ушел на неделю в запой.
А через полгода Циля прислала заявление на развод. Федька не возражал.
Время шло.
По субботам семейство Байда по прежнему собиралось за столом.
Федьку тоже звали. Он же родственник!
Вот и сегодня Таисия холодца наварила, пирог испекла.
Мужикам ее стряпня нравится. Федька с ними. Душой отдыхает.
Выпили,закусили. Светочка стишок рассказала. Там и чай поспел.
"Тась, а какая теперь то у Цильки фамилия то?"
"Ой, забыла что-то, он же кажысь княжеского рода ихнего,индийского.
Бандопадхяй какой то, простихосподя! Сахар подай!"

Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags: via ljapp
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments