Elena (nelenaa) wrote,
Elena
nelenaa

Если тебе почему то взгустнется.

http://www.proza.ru/cgi-bin/login/page.pl






-Лекция закончена. Всем спасибо. Все свободны. Список распределения студентов по преподавателям, для написания курсового проекта, буден вывешен в перерыве на доске объявлений кафедры. Удачной вам сессии, товарищи студенты!
Сергеева не сразу проснулась. Рука, подпиравшая ее отяжелевшую голову, занемела и неприятно побаливала.
 За те полгода, пока пришлось посещать эти лекции по сопромату, Сергеева научилась спать сидя и незаметно для окружающих. 
Не так что бы улечься головой на парту, или клевать носом, постоянно падая в проход. Нет. Она научилась контролировать себя рукой. Глаза полузакрыты, лицо в полоборота к окну, а лучше к стене. Тут важно было еще придти чуть пораньше и занять удобное место. Подальше от преподавателя и ближе к краю аудитории.
Совсем не ходить было нельзя. Кафедра сопромата отличалась особо жестким конролированием посещаемости. Могли и перекличку устроить. 
Но и слушать, а тем более записывать этот бред, Сергеевой было не под силу.
Теперь предстояло написать и защитить курсовой проект. По сопромату.
Рассчет крутящих моментов чего-то там. Построение эпюры тени бохзнаетчего. И как итог вычерчивание какого-то вала в какой-то проекции на трех ватмантских листах. Тушью.
У доски объявлений собралась читающая списки толпа. Все боялись попасть к доценту по фамилии Кулик. Потому что у  доцента Кулика защититься с первого раза не удавалось никому. И со второго тоже. Некоторым удавалось с третьего. А на четвертом уже кончалась зачетная сессия. А с ней исчезала и перспектива получения стипендии. 
Что, понятно, не могло вдохновлять и радовать советского студента, весело живущего только от сессии до сессии.
"Посмотри там, у кого Сергеева?"- спросила Сергеева у самой высокой спины, загораживающей списки.
"Таак, Сергеева... Кулик!"- было ей ответом.
"Ну что ж. Значит настала пора серьезных испытаний."- решила Сергеева и пошла на следующую пару досыпать.
На самом деле, пора серьезных испытаний настала еще вчера. Когда молодой муж Сергеевой, с которым они счастливо поженились почти три года тому назад по великой и страстной любви  и сразу же родили младенца мужского пола, вдруг сказал Сергеевой что очень устал и что их брак был ошибкой.
Сергеева решила что подумает об этом завтра и легла спать. Не потому что была настолько черства и безразлична к судьбе своего брака, а просто потому что спать очень хотелось.
Сергеевой в эту зиму вообще постоянно хотелось спать. А еще есть.
Но как то не складывалось. 
Время и деньги. Этого Сергеевой постоянно не хватало. Малыш подрастал и ему постоянно требовалось. И ее время. И ее деньги.
А стипендия сорок рублей. Из которых двенадцать стоила жировка в ясли. 
А в сутках двадцать четыре часа. Из которых семь надо было находиться на лекциях, четыре использовать на самоподготовку, а еще стирать, готовить, ходить за продуктами и гулять с ребенком.
Поэтому на сне и фруктах Сергеева экономила.
Кто-нибудь пробовал сонным и голодным начертить и рассчитать курсовую по сопромату? При условии что все предшествующие тому лекции он проспал.
Сергеева решила что она будет первой. И не отгадала. 
Доцент Кулик, неопределенного пола и возраста, с совершенно лысой головой в рыжих пятнах и зловонным дыханием, сказал ей что не на того она напала, перечеркнул ее чертеж красным карандашем и предложил придти через неделю.
А дома уставший муж сказал Сергеевой, что деньги у них закончились. Потому что он выкупил книги, о которых давно мечтал. Три тома БСЭ.  И это прекрасные вложения. На века. Детям в наследство и все такое.
Сергеева ему возразила про жировку, но в это время малыш зачем-то схватился ручкой за кварцевый нагреватель ( в общежитии плохо топили) и зашелся в страшном крике.
Хорошо что в холле общежития был пост медсестры. И она была на месте. Рану быстро обработали и выписали Сергеевой рецепт антисептической мази. 
Она  заняла у соседей три рубля и поехала в аптеку.
Поэтому вопрос про ошибку и брак сам собой отвалился. Не до того.
Когда через неделю Кулик, ничего не объясняя, демонстративно опять перечеркнул ватман красным, Сергеева почувствовала дурноту. И острое желание. Ударить тубусом по лысой голове. Молча и ничего не говоря. Но сдержалась.
А дома нет. Не сдержалась. Напекла на ужин блинов из блинной муки и воды. И сказала мужу все, что о нем думает. 
Муж ушел ночевать к друзьям. А Сергеева села чертить курсовую.
Неделя, отпущенная доцентом Куликом на переделывание проекта, прошла высоко продуктивно, как говорили тогда по радио.
Сергеева училась, возила сына на перевязки в поликлинику, пешком ходила в институт. 
Не потому пешком ходила, чтобы поправить здоровье или там похудеть, а потому что деньги на билет жалела. Вернее их не было. Совсем.
И вот наступил час ЧЕ. Так тогда все говорили. Час ЧЕ. Сергеева не знала, что это за час, но тоже говорила. Ей эта фигура речи нравилась.
Читающим сие понятно, что это означало,что если сегодня после обеда Сергеева не защищает  курсовую, то стипендии ей не видать. Как не видать и оплаты жировки в ясли. 
А там и все окончание института с неминуемым светлым будущим летит под откос.
Поэтому спала Сергеева сегодня мало. И шла оттого очень медленно. По причине холода и гололеда скорее. А может сил уже не было.
А за ней трактор с подметалкой. Тротуар от снега метет. Бибикает.
Сергеева в сугроб на обочине посторонилась. Стоит. Ждет.
Вдруг из под метлы или щетки тракторной( уж как там она называется?) под ноги Сергеевой летит червонец. Десять рублей.
Она машинально нагибается и поднимает.
Потом летит второй.
Потом третий.
Потом четвертый.
Сергеева тут уже из оцепенения очнулась, шагу то прибавила, трактор почти дагнала. Под щетку ту внимательно смотрит...
Но нет. Хватит. Сорок рублей.
К тому времени как раз столько Сергеева уже была должна по соседям в общежитии.
Уровнялось значит. Приятно.
Когда подошла к институту, поняла что опаздывает. А когда увидела идущих навстречу одногруппников, с которыми должна была вместе защищаться, совсем приуныла.
-Сергеева! Че ты опаздываешь? Беги скорее на кафедру! Там Жорик всем защиту автоматом ставит!
- У меня не Жорик, у меня Кулик!
-Так Кулик заболел. Больничный до конца месяца взял. Всех наших к Жорику перевели. А ему неохота возиться. Всем зачеты пишет.
Через полчаса Сергеева опять вышла на заснеженный тротуар перед зданием института. Взгляд автоматически обшарил сугробы. 
Из репродуктора на стобе доносилось  
" Если тебе почему то взгрустнется, 
если в твой дом постучится беда, 
если судьба от тебя отвернется, 
песенку эту припомни тогда..."
И Сергеева легко прибавила шагу. Ей было хорошо и покойно. 
Все удастся. Все решится. Она молода и сильна. Весь мир за нее. Ей помогут. Институт она закончит. Мальчик поправится. Муж... 
Муж отдохнет, повзрослеет и вернется. Если захочет. А не захочет, то не известно кому повезло!
Эх, Рулате, Рулате, Рулате, Рула....





Posted via LiveJournal app for iPad.

Tags: графомания, по волнам моей памяти
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments